О ситуации в образовании

 

Алексей Шульц:
«Это можно назвать «украденным детством»
«В моем понимании система образования, и это трудно оспорить, существует для детей с самого юного возраста до выпускного. Руководители, причастные к этому, должны приложить все свои знания, умения, волю, насколько это возможно, чтобы создать нормальные условия, максимально комфортные для образовательного процесса. И администраторы, от мэра района, глав поселений, само руководство образования, должны насмерть стоять за интересы ребятишек, невзирая на высшие лица, которые не всегда в полной мере могут помогать, оправдывая это теми или иными ситуациями, необходимостью решать более сложные вопросы.
 
Нередки случаи, когда придают какой-то особый статус должности мэра района или главы города, их предложения или мнения становятся непререкаемыми, единственно правильными и безоговорочно принимаются к действию. Но не всегда он прав, и если руководитель высшего звена начинает проявлять такие диктаторские наклонности, общество, образование должны поправлять таких руководителей, соблюдая объективность.
 
Мне не нравится сложившийся сегодня подход в образовании к решению вопросов: нет планомерного отстаивания интересов. И я буду беседовать об этом с руководителями. Сказали им, что нет денег на что-то, и все. Но это неправильно. Специалисты отделов, учреждений образования – люди наиболее грамотные, эрудированные, им доверено развивать ребенка. Они должны соответствовать этому статусу и активно защищать интересы детей. Есть комитет, который должен плотно работать с мэрией и отстаивать интересы этих учреждений.
 
Я посмотрел бюджеты района предыдущих лет, посмотрел уровень финансирования образовательных учреждений. Их финансировали чуть ли не по остаточному принципу, говорили, что совсем нет денег ни на что. Но вы немного поменяйте приоритеты: начните с образования, а себе оставляйте по остаточному принципу, а не наоборот.
 
В течение этого года я не раз слышал от руководителей (некоторые из них уже уволены сегодня): нет денег на то, нет денег на это. Однако когда мы стали проверять финансы, то увидели финансирование, прежде всего, самих себя любимых. Это вызывает, как минимум, отвращение. Разве это не украденное детство?
 
Год назад, когда я пришел на эту должность, у нас более 600 ребятишек из неблагополучных семей не имели права пообедать в школе бесплатно. Родители, в силу разных причин, не удосужились оформить те или иные документы, как это полагалось по законодательству. Но ведь для некоторых детей это единственная возможность получить полноценное питание, полноценный обед. Я представить не мог, что такая ситуация возможна. Как можно было отказать в питании детям? Собрал всех и однозначно сказал, чтобы приложили все усилия, сами помогали собирать документы родителям, но чтобы все дети, семьи которых находятся в сложной ситуации, могли покушать в школах. Предложил руководителям учреждений, классным учителям помочь родителям в сборе необходимых документов.
 
Мы эту работу начали делать, и сразу количество детей в школьных столовых прибавилось, сдвиг пошел. Вскоре и в правительстве убрали требования по сбору документов, и сегодня все эти ребятишки получают бесплатные обеды.
 
А отсутствие в сельских маленьких школах теплых туалетов? Ребята до недавнего времени бегали на двор. Это дикость! Как такое может быть в наше время? Тоже не было денег? Когда год назад я узнал, что в школах сельских поселений у детей нет возможности ходить в теплые туалеты, дал задание изменить ситуацию. Зимой в Быстрой и Тибельти температура воздуха доходит до минус 40 градусов. Нашли в бюджете района средства, не такие они уж и большие, и сегодня в четырех маленьких школьных учреждениях есть теплые туалеты. Для детей такие удобства важны.
 
Что тут было сложного? И деньги на это нашлись. Почему о детях нельзя было подумать раньше?
Мы за один год выделили дополнительно на нашу сферу образования столько, сколько за пять лет никто не давал. СпрОсите, как это стало возможным, где нашли деньги? Более вдумчиво подошли к распределению средств бюджета, работали серьезно с областными финансистами, правительством области, что позволило дополнительно пополнить бюджет района. Также уменьшили в администрации всякие стимулирующие выплаты, какие-то завышенные премии – хорошая экономия за год получается. При этом премии стали выплачивать и техническому персоналу, который никогда их не получал.
 
Такого подхода, который существовал прежде, когда муниципальные служащие являлись чуть ли не белой высшей кастой, больше не будет, во всяком случае, при мне. Единственное правило – может, по итогам работы за год у кого-то премия и увеличится.
 
Вот за счет привлеченных и сэкономленных средств мы стали больше денег давать на образование. Дополнительно получилось более 12 млн рублей, которые вообще никто никогда не видел. Сейчас, в декабре, ещё дополнительно закупаем мебель, оборудование, музыкальные инструменты по тем спискам, которые предоставили нам директора учреждений образования. Поймите, здравые, разумные руководители, болеющие душой за свое дело, всегда будут услышаны.
 
Руководители учреждений, наверное, должны задаться вопросом: откуда же деньги взялись? Может они и были? Вот это я и называю «украденным детством». Только подумайте, насколько можно было больше давать образованию, нашим детям. Не знаю, какие возможности у нас будут в следующем году, но в образовании увидят дополнительное финансирование. Мы переориентировали бюджет на большее количество социально значимых мероприятий, которые наиболее нужны нашим детям.
 
То, что сейчас происходит в учреждениях образования, где-то заведены уголовные дела, – все исходит из этой общей политики. Создали отдельный комитет образования, деятельность которого не подвергалась должному надзору, и пожалуйста, подавали ту информацию, которая им нравилась. Организовали такой позорный круг «своих» руководителей, возомнивших себя привилегированными, и, что парадоксально, сами в это поверили. Создали себе правовую основу на устройство в учреждениях образования так называемых мертвых душ и решили, что вечный праздник у них будет.
 
Сегодня кто-то из этих руководители ушел сам, кто-то уволен, кто-то ещё будет уволен. Проверки не завершены, мы ещё проверим организацию питания. Если выясним, что и здесь кто-то пытался мудрить, он сразу будет сурово наказан. Заметил одну закономерность: кто во время выборной кампании громче кричит, тот больше оказывается и замаран. Честно говоря, я не понимал ту ярость, с которой выступали по отношению ко мне мои оппоненты. А теперь мне все ясно: они осознавали, что эта райская жизнь у них закончится. Так оно и будет, я в этом непреклонен.
 
Я совершенно не думал что-то разрушать в образовании. Мне не интересно, кто кому симпатизирует, кто кого поддерживает. Год назад я собирал руководителей учреждений и специалистов комитета образования, рассказывал о своих подходах: правила для всех должны быть едины. И я считал, что меня услышали. Но, нет, не все услышали.
 
Сегодня я им задавал вопрос: почему такое стало возможным в отдельных образовательных учреждениях? Ответа нет. Разные версии выдавали мне, в конце концов, выбрали стратегию: они все хорошие, а Шульц пришел и все разрушил. Давайте поживем и увидим. Сопоставляйте финансы, они показывают отношение руководителей к учреждениям. Учебным процессом – да, должны заниматься специалисты, а материально-техническое снабжение, организация работы учреждения – это дело власти.
 
Соблюдайте все правила, станьте командой, единым коллективным административным органом, и тогда ни один мэр не сможет вам навязать свою волю. А что произошло сейчас? Всех разделили таким подходом, разбили на своих и чужих.
 
Некоторые сотрудники комитета образования просто артистами высокого класса стали, театр отдыхает: так всё завуалируют, такие выражения лиц сделают, что поневоле становится их жалко. А когда проверяющие подняли всё, у них шок был: некоторые умудрялись на двух зарплатах сидеть. Теперь многие глаза раскрывают, мол, не знали ничего. Но я же не с пустого места стал все это делать. Мне очень жаль тех директоров, которые оказались заложниками данной системы. Руководители, грамотные люди, просто подставили своих подчиненных. Отвечать сейчас будут подчиненные. А те, кто их подставил (руководители, являющиеся учредителями), утверждают, что они ничего не знали, это даже не в их компетенции. Звучит по-детски.
 
Могу предположить, где теперь все эти люди будут трудоустроены. Обычно такие кучкуются, объединяются в группы и продолжают свои неблаговидные дела. Возможно, я не прав в своих предположениях, посмотрим.
А наша задача – сплотить образование, чтобы исключить подобное».