Его дорога железная

 
• Твои люди, район •
 
Его дорога – железная, характер – тоже
Мангутай, припорошенный первым октябрьским снегопадом, выглядел как-то отрешенно и безлюдно. Хлопья снега все еще падали на притихшую землю, когда мы шли к домику Анатолия Петровича Капусты, почетного железнодорожника. Шли неспеша, в ритме медленно планирующих с неба снежинок. Казалось, и разговор наш будет неспешным, под стать почтенному возрасту нашего собеседника (Анатолию Петровичу уже 82). Но, оказывается, и в эти годы можно иметь подвижный ум, искрометный юмор, интерес к жизни и активную позицию.
 
Центр притяжения – Мангутай
Анатолий Петрович, несмотря на наличие благоустроенного жилья в Слюдянке, предпочитает жизнь на природе, в Мангутае, где они с супругой Маришей ещё с начала 70-х годов обзавелись дачей. На протяжении всех этих лет она служила центром притяжения для всех членов семьи, а также многочисленных родственников. Летом здесь постоянно слышится смех детворы – внуки наезжают. У Анатолия Петровича уже и правнуки есть. А дачка – просто загляденье! Ухоженная, аккуратненькая, грядки и дорожки ровненькие, словно проложены по линеечке, теплицы покрашены, под стеклом, дом и банька окрашены в едином стиле, площадка под кострище выложена камнями, хозяйственные постройки – и те, как на параде. Во всем чувствуются основательность и чистоплотность, твердая рука хозяина.
 
На клумбах снегом припорошило флоксы. «Эти цветы Мариша любила, – говорит Анатолий Петрович. – В основном у меня многолетние цветы», – указывает он на длинную гряду вдоль центральной дорожки.
– Кто же ухаживает за дачей, кто это все делает? – спрашиваю.
– Да я и делаю, – улыбаясь, говорит мой собеседник.
– ?
– Ну, я же не за один раз, – отвечает он на мой немой вопрос, – у меня небольшая скамеечка есть, вот так, потихоньку… Мне куда торопиться, устану – отдохну и дальше. Дочка помогает, из Иркутска приезжает, это она новые грядки сделала и ягодой засадила.
В доме тоже все ладно, стоит основательная печь, которая служит основным источником тепла. Как-то все сделано аккуратно и с любовью.
– Спасибо отцу, – Анатолий Петрович включает чай и рассказывает, – он у меня был строителем и меня научил работать с деревом, строить. Дом этот я сам достраивал, сруб мы с мужиками, друзьями подняли за две субботы-воскресенья, подвели под крышу, а уж все остальное постепенно я делал. И потом, ведь как говорят: о хозяйке в семье судят по формуле «три П», то есть по тому, в каком у неё состоянии пол, плита и посуда, а о хозяине – по состоянию дома и двора.
– Почему у вас забора вдоль дороги нет? Ограждение низенькое, скорее, декоративное?
– Так раньше на дачах внутри садоводства заборов и не было. Это сейчас стали возводить, отгораживаться друг от друга. А человеку нужно общение.
– А сейчас вам здесь не скучно. Летом на дачах людно, а осенью все, наверное, поразъехались?
Оказывается, мангутайские дачи и зимой обитаемы, у многих дома построены основательные. Электричество здесь есть, а вместе с ним и все блага цивилизации. Вечера можно скоротать у телевизора, а днем особо не засидишься. Кто имеет свой дом, знает, что работы в своей усадьбе всегда хватает. Даже есть поговорка: дом невелик, а сидеть не велит. У Анатолия Петровича и хозяйство есть: куры, две собаки, кот. Они тоже требуют внимания. Со свойственным ему юмором он рассказывает, что по утрам дает инструктаж петуху, потом принимает отчет у собак, как они несли службу, и интересуется у кота, с какой стороны ждать алиментов.
А вечерами Анатолий Петрович занялся сочинительством.
– Дети заставили. У нас много родственников, родословную пишу, воспоминания.
 
От слесаря до почетного железнодорожника
Анатолий Петрович с детства определил себе профессию: «Буду железнодорожником!» Рассказывает, что приходилось ребенком пасти скот в деревне у родственников. Рядом с выпасом проходила железная дорога. «Вот наблюдаю: идет поезд, а там человек сидит, – рассказывает он, – потом в обратную сторону идет поезд, и там тоже человек. Думаю, и как это все там работает? Я тоже стану железнодорожником!» И претворяя в жизнь свой детский интерес, после окончания школы в Гусиноозерске он поехал поступать в Улан-Удэнское железнодорожное училище. Говорит, что на всю жизнь запомнил наставления директора училища Петра Анисимовича Оборчука. Выступая перед только что поступившими учащимися, он сказал: «Запомните: чтобы хорошо жить – надо хорошо работать, чтобы хорошо работать – надо хорошо учиться». Эта фраза, словно путеводная нить, вела его по жизни. После училища, он учился еще не раз, повышая свою квалификацию и преумножая знания, и они помогали ему двигаться по ступенькам профессиональной карьерной лестницы.
 
А тогда, окончив Улан-Удэнское училище с одними пятерками и отказавшись ехать в Ижевск для дальнейшей учебы (как-то не хотелось расставаться с ребятами), он в числе большой группы выпускников попал в 1956 году в Слюдянку. Стал работать слесарем в Локомотивном депо согласно полученной профессии – «слесарь по ремонту паровозов и автотормозов». Постепенно перешел на поезда, сначала трудился кочегаром, потом стал помощником машиниста, после окончания курсов – помощником машиниста тепловоза.
 
За эти годы в Слюдянке встретил свою судьбу – свою Маришу, с которой они впоследствии прожили 50 лет, отслужил в армии, а она, его Мариша, верно ждала. Основательного, рассудительного парня ждали и в Локомотивном депо. И замелькали годы в труде и радости. В 1964 году он стал машинистом, а позже, в 1969 году, товарищи ему доверили защищать их интересы в профсоюзе, избрав председателем местного профсоюзного комитета. В 72-м он был переведен ответственным секретарем райпрофсожа Иркутского отделения, и отработал там без малого десять лет. Предлагали работать и в ЦК профсоюзов – отказался: «Куда я из Сибири поеду? Я влюблен в неё без предела». За это время в семье выросли трое детей: две дочери и сын. Двое из них пошли по стопам отца – стали железнодорожниками, вторая дочь трудится на педагогическом поприще.
 
В трудовой биографии Анатолия Петровича ещё 5 лет работы в планово-экономическом отделе, будучи в профсоюзе он окончил экономический факультет Школы профсоюзного движения. Затем 10 лет трудился начальником отдела по охране труда ВСЖД. Говорит, что в моральном плане это были самые тяжелые годы. 23 дороги, 100 тысяч с лишним работающих. Железная дорога – это опасное производство, и чрезвычайные ситуации, когда гибли люди, случались не раз. Каждый такой случай на железной дороге тщательно расследуется, чтобы не повторилось подобное вновь, но гибель человека перенести не просто, и не просто встретиться с горем его близких.
 
И ещё у нашего героя 11 лет работы в страховой компании. Итого общего стажа 54 года, из них 40 лет – на железной дороге. И поощрений, и наград за труд не счесть, а главное – звание «Почетный железнодорожник».
 
Уважать иное мнение
Может, от того, что у Анатолия Петровича Капусты в жилах течет и украинская, и бурятская кровь, он терпимо и даже уважительно относится к разным вероисповеданиям и воззрениям людей. В углу его домика православная икона, доставшаяся по наследству ещё от бабушки. А его троюродный брат был шаманом, и ныне эту линию продолжает племянник Василий в Аршане.
 
Когда-то брат Цырэн предсказал ему долгую и счастливую жизнь с супругой, а племянник, получивший дар после смерти отца, – то, что Анатолий Петрович даст образование всем детям, а младший его сын будет жить и работать в Европе: «Тебя два раза тянули в Европу, ты не поехал, а сын уедет». Сын уже десять лет работает на Октябрьской железной дороге в Санкт-Петербурге. А Анатолию Петровичу, и правда, дважды предлагали переехать в европейскую часть России: один раз для работы в ЦК профсоюза, в другой раз – на учебу в аспирантуру после успешного окончания Школы профсоюзного движения.
 
– Вот как они это делают?! Я много лет занимался изучением религий, клерикализмом. Кстати, ни одна из религий не учит плохому. Но, как говорится, если бы не было дураков, мы бы и умных не знали. Считаю, и в революцию нельзя было трогать религию, и второе, – создавать комитеты бедноты. Религия учит чинопочитанию, уважительному отношению к людям от рождения до покоя. И на уважении друг друга держится общество. А создайте-ка сейчас подобные комитеты – тоже пойдут грабить и убивать, – говорит Анатолий Петрович.
 
– Но вы же были и партийным человеком? Как это все сочеталось у вас?
– Истина проста: не надо быть скептиком. Надо быть общепризнанным человеком, уважать всех и вся и чуть-чуть любить себя. И в жизни в целом придерживаться правила золотой середины.
 
Анатолий Петрович имеет свое мнение и на текущий момент, и на решения сегодняшнего правительства. Дома – газеты: железнодорожные «Восточно-Сибирский путь» и «Гудок», иркутских коммунистов – «Приангарье» и местная – «Славное море». Пользуясь случаем, интересуюсь мнением о нашей газете, а заодно и тем, каких материалов, считает он, недостаточно в ней. Говорит, что «Славное море» выписывает постоянно, она наиболее точно отражает жизнь на территории. А не хватает, по его мнению, материалов воспитательного характера, которые бы воздействовали на умы молодежи.
 
– Вы посмотрите, что показывают сегодня по телевидению. Молодежь надо воспитывать; как воспитаем молодых, такой и будет страна. И в газете надо молодым уделять внимание, воспитывать их на положительных примерах старшего поколения, – посоветовал Анатолий Петрович.
 
Разговор наш продолжался долго. Всего, конечно, невозможно описать в газете, но после этой встречи осталось хорошее впечатление от человека, как очень целостного, уважительно относящегося к многообразию этого мира и к себе.
Ольга Николаева.